г. Одесса, ул. Каштановая 1, (Червоный Хутор)

Чаще улыбайтесь

Чаще улыбайте лица!

Знаете, что такое гелотология? Нет? Сейчас я вам скажу. Гелотология — наука о смехе, она же смехотерапия.
Оказывается, за рубежом смехом уже чуть ли не кодируют от алкоголизма и наркозависимости. Клубы по лечению
смехотерапией есть по всему миру, включая Москву и Киев, а у нас — ничего. Хотя, казалось бы, где, как не в Одессе, должна быть открыта настоящая смехотерапевтическая здравница. Как же так? Используют ли наши психоаналитики смех и почему одесситам первого апреля не смешно, я поинтересовалась у психолога и психотерапевта клиники лечения алкоголизма Тимофея Павленко.

— Не хочется тебя сразу расстраивать, но смехотерапии как отдельной науки не существует.
— Ну вот, я подготовилась к интервью о такой занимательной науке, как гелотология, а ее и нет вовсе…
— Гелотология существует как своего рода заигрывание с современной психологией. Скорее, она идет как составная часть признанных направлений, совокупность методов и техник, которые помогают человеку видеть себя и мир в позитивном ключе.
— Значит, есть все-таки лечение смехом?
— Да. Например, в позитивной психотерапии человек учится воспринимать мир с благоприятной для него стороны, он учится радоваться абсолютно любому моменту жизни. Ведь события по своей сути нейтральны и только мы придаем им окраску, как правило, черную или белую. Для того чтобы отучить человека от такой монохромности и открыть для него цветной мир, позитивная психотерапия имеет в своем арсенале огромное количество смешных притч и историй, цель которых не только рассмешить человека, но и заставить его задуматься. Ведь притча, как зеркало, дает возможность посмотреть на себя и на ситуацию со стороны. Помните Ходжу Пасреддина? Иногда казалось, что он делает абсолютно абсурдные вещи, но благодаря этому люди вокруг него прозревали. Позитивная психотерапия построена именно на таком мягком, атравматичном юморе.
— Неужели нельзя просто сказать человеку, что все хорошо? Без всяких притч и анекдотов?
— Человеческое подсознание фильтрует слова: и те, что мы произносим, и те, что слышим. Иногда мы вообще не слышим то, что нам говорят. А вот шутки мы воспринимаем куда более серьезно. Для нашего подсознания юмора не существует, потому шутки приходят к нам неотфильтрованные. Вывод — хочешь что-то передать человеку, заверни это в шутку, преврати в смешную историю и он это непременно запомнит. Ведь юмор заразен, он действует как средство провокации сознания, как пробуждение.
— Выходит, что не только заразен, но и опасен. Ведь если наше подсознание принимает все за чистую монету, то можно и навредить шутя.
— Именно. Поэтому лишний раз подумайте, прежде чем сказать о человеке плохо, пусть даже в шутку. И прежде всего, никогда не нужно говорить о себе плохо в шутку. Это очень важный психогигиенический момент.
— То есть, если я говорю себе «ах я, старая ленивая колымага», то я и буду ею?!
— Вот-вот. Потому лучше говори себе каждое утро: «Здравствуй, моя дорогая, самая красивая, умная, бесценная. Я тебя люблю». Надевай на себя внутреннюю улыбку и старайся смотреть на все события в мире с позитивной стороны. Важно быть оптимистом, в «светлом» мире намного интереснее и радостнее жить, и уж точно не скучно.
— Хм…по-моему это называется надеть «розовые очки»…
— А их, кстати, придумали пессимисты. Мы же уже говорили — все события и жизни индифферентны, и это наш выбор — ждать от них позитива или нет. Достаточно просто жить, а радость можно найти в чем угодно. Вопрос только в том, чего ты хочешь.
— Значит, в психологии присутствует только добрый юмор?
— Не всегда. Есть одно неканоническое направление, оно называется провокационная психотерапия. Ее принцип — выбить человека из обыденного равновесия. Для чего? Вот когда он окажется в состоянии «аута», тогда он сможет увидеть ситуацию, которая его гнетет, по-иному. Тут агрессивный юмор играет добрую службу, но это довольно болезненный метод и у него много ограничений, например, его нельзя применять по отношению к пациентам с депрессией. Он необходим тем людям, у которых мировосприятие закостенело, тем, кто зашорен.
— Я думаю, сейчас такой агрессивный подход набирает обороты, и юмор становится намного злее, чем был раньше…
— Это не юмор. Не хочу раздавать ярлыков, но все же, жестокий сарказм и цинизм — в принципе болезненное проявление. Да, безусловно, жестокость иногда необходима, но только в том случае, если она безэмоциональна. Изначально ваше намерение должно быть позитивно, а если вы шутите, чтобы унизить кого-то, то это зло к вам вернется. Те же, кто попусту злословит, вообще разрушают структуру своей личности: думая о негативе, они притягивают его к себе.
— А что же с теми, кто любит все покритиковать?
— Не забываем о том посыле, который дает человек своими словами. Если это беззлобная критика и от такого своего поведения человек не страдает, а отношения с окружающими его устраивают, то почему бы и нет. Значит, ему так комфортно. А вот язвительность с целью самоутверждения — это, скорее всего, «словоложество», которое эмоционально опустошает. И еще не забывайте, что, когда мы шутим, мы раскрываем свою натуру, выказываем свое отношение к действительности. По тому, как человек шутит, можно многое о нем узнать, например, женат ли он, есть ли дети и другие вещи личного свойства.
— От чего же зависят наши шутки?
— Паш юмор зависит от воспитания, от культурного слоя, в котором мы живем. Заметьте, солдаты и студенты шутят по-разному. Есть военный, есть английский, есть медицинский юмор, но универсального для всех нет.
— То есть с юмором не рождаются?
— Человек рождается с чувством радости, а вот юмор и смех ее крайнее проявление. Смех своего рода пик радости,
катарсис, а кто и как его достигает — дело воспитания и среды.
— Что же делать, если человек не смеется?
— Благодаря смеху сгорают наши негативные переживания. Смех дает возможность переключиться и взглянуть на мир по-новому, именно в таких ситуациях приходит озарение. Кроме того, юмор — сильнейший способ психологической защиты человека, он помогает разгрузиться эмоционально и ослабить свой рациональный контроль. Юмор умирает последним, и если у человека умер юмор, то зто серьезно. В такой ситуации человеку нужна помощь специалиста.
— Есть еще такой деликатный момент, как черный юмор… Как быть с ним?
— Хорошо это или плохо — черный юмор — сказать однозначно невозможно, многое зависит от того, что мы вообще
подразумеваем под этим определением. Черный юмор, безусловно, экстремален, он щекочет интеллект, но с ним главное не перестараться. Да, шутки о смерти по сути своей носят деструктивный характер, но бывают ситуации, когда без них невозможно. Я говорю в первую очередь о врачах. Постоянно сталкиваясь со смертью и человеческими страданиями, воспринимать их все время серьезно нельзя, так можно и самому заболеть. Иногда необходимо посмеяться, чтобы сберечь душу. В таких случаях юмор выступает, как реанимация. В жизни есть факторы, на которых долго фиксировать свое внимание невозможно, да и не нужно. Например, у вас на работе напыщенный человек постоянно грузит вас своей важностью, и если воспринимать все его слова и действия серьезно, то долго вы там не продержитесь. Посмейтесь над ним про себя (в лицо это делать не обязательно), и это снимает ваше напряжение, он перестанет вас так сильно раздражать, и вы снова сможете нормально работать.
— И еще один щекотливый вопрос. Все говорят об Одессе как о столице юмора. Считается, что первого апреля в Одессе необыкновенно весело. Но так думают все, кроме одесситов. Почему?
— Думаю, тут срабатывает индивидуальная реакция на стадную тенденцию — настоящим одесситам претит массовый характер Юморины. Настоящий одессит — индивидуалист, он элегантен в своем юморе и ищет новые, все более тонкие подходы. У каждого есть своя собственная фабрика юмора, и иногда одесситы обмениваются ее продукцией друг с другом. Увы, на Юморине мало адекватных раздражителей для людей с чувством юмора, поэтому одессит на Юморине не смеется. Настоящий одесский юмор — мудрость сердца, постоянное состояние творчества и легкого парения над ситуацией. У местного юмора есть свой стиль: особо не вникая в сюжет, рассказчик смотрит на него сверху, как бы с позиции гениальности. Я не хочу сказать, что одесситы сплошь гениальны, но у них есть свой «псевдопессимистический» подход к жизни. Одесский юмор вроде бы и не надеется на лучшее будущее, но его внешний пессимизм так иди иначе перетекает в позитивный настрой.